Русскоязычный портал для гостей столицы Германии. Подписаться на новости Deutsch
Берлин
ВЕСЬ ГОРОД ПО-РУССКИ

Вышел очередной ежеквартальный путеводитель по Берлину
Распространяется бесплатно. (Вам надо оплатить почту) Заказывайте в письменной форме. ..>>>

mail: redaktion@007-berlin.de

Экскурсии по Берлину
Подробнеe .............>>>

DHZB
Доктор медицины, приват-доцент, старший врач-кардиохирург Евгений Потапов © Ольга Штыркина / 007-berlin

Кардиохирург Евгений Потапов: главное богатство нашего центра – это люди

Немецкий кардиологический центр в Берлине (DHZB) – один из ведущих в мире. Его репутацию создают лучшие специалисты и новейшие технологии. На вопросы 007-berlin отвечает старший врач-кардиохирург Евгений Потапов, специалист по имплантации искусственного сердца.

Ольга Штыркина, 007-berlin: Ежегодно кардиологический центр обслуживает 6.5 тысяч стационарных и в два раза больше амбулаторных пациентов. Какую долю составляют русскоговорящие пациенты из-за рубежа?

Евгений Потапов: В кардиологии и кардиохирургии таких пациентов примерно 10 процентов. Это очень много по сравнению с другими немецкими клиниками, у которых этот показатель не превышает 1-2 процента. Русскоязычные пациенты едут к нам из России, Украины, Казахстана. Четверть пациентов детской кардиологии – из стран бывшего СССР.

Ольга Штыркина, 007-berlin: Что нужно сделать человеку, чтобы попасть на лечение к вам? С какими трудностями в организации поездки он может столкнуться?

Евгений Потапов: Ему достаточно зайти на нашу русскоязычную страницу, где есть все телефоны – мои и секретарей. Можно позвонить или написать по электронной почте. В течение 24 часов с ним свяжутся по телефону – я или наш детский кардиолог Станислав Овруцкий, если речь идет о врожденном пороке сердца. Потом посылаются медицинские документы, и мы решаем, что нужно делать, обсуждаем это с пациентом. Если предложение устраивает его с медицинской и финансовой точки зрения, выставляется счет, и после его оплаты оформляется медицинское приглашение и виза. Документы переводить не нужно – у нас есть специальная русскоговорящая команда. Сложностей организационного порядка нет. Если речь о ребенке, то на время его пребывания в клинике родителям предоставляется бесплатное проживание. В клинике есть бесплатный переводчик. Фирма, с которой мы сотрудничаем, помогает приехать и устроиться – начиная с трансфера в аэропорту и заканчивая экскурсиями. Иногда взрослые пациенты опасаются обращаться по электронной почте, без личного знакомства. У детей такой проблемы нет. Их родители общаются между собой на специальных форумах и все знают о нас – вплоть до того, кто когда уходит в отпуск. Средний возраст взрослых русскоязычных пациентов 50-60 лет, и они общаются между собой гораздо реже. Естественно, некоторые пациенты бояться поехать на лечение за границу. Пожилые думают, что операция в России пройдет также хорошо. Но многие сложные операции в DHZB проходят лучше за счет развитой инфраструктуры, современных методов лечения и большого опыта, особенно при лечении пожилых пациентов. Особую роль играет и то, что клиника подготовлена для работы с русскоговорящими пациентами.

Ольга Штыркина, 007-berlin: Команда русскоязычных врачей в DHZB формировалась целенаправленно?

Евгений Потапов: Так сложилось, что я и мой коллега детский кардиолог начали работу в центре, затем мы целенаправленно начали подбирать команду. Сейчас у нас есть три-четыре секретаря-переводчика в детском и один-два во взрослом отделении. Поток пациентов постоянно растет, и справляться с ним нам помогает команда из пяти-шести человек.

Ольга Штыркина, 007-berlin: Осуществляется ли обмен опытом с кардиологическими центрами в России?

Евгений Потапов: У нас прекрасные отношения с некоторыми клиниками в Москве и Санкт-Петербурге, с клиникой в Новосибирске. Я консультирую коллег из Москвы и Перми, Астаны и Алма-Аты, они приезжают к нам и перенимают опыт, и мы с радостью передаем его коллегам из России и Казахстана.

Ольга Штыркина, 007-berlin: Как часто среди русскоговорящих пациентов встречаются те, чей диагноз считался неизлечимым?

Евгений Потапов: Такое случается, особенно у детей. В Германии хорошо развита детская кардиология. Кроме того, у нас намного больше опыта операций у пожилых пациентов со сложной сочетанной патологией, которых в России в связи с возрастом и риском осложнений стараются лечить консервативно. Но Берлин – пожилой город, и средний возраст наших пациентов свыше 70 лет, поэтому для нас оперировать 80-летнего пациента – это стандартная ситуация. Мы готовы их принять, потому что у нас есть возможность помочь.

Ольга Штыркина, 007-berlin: Почему в Германии есть возможность спасать пациентов, чьи случаи были признаны безнадежными?

Евгений Потапов: За счет отработанных алгоритмов и новых технологий, например, катетерных и минимально-инвазивных операций. С приходом нового директора проф. Фолькмара Фалька, специалиста по минимально-инвазивной кардиохирургии, в клинике стала активнее развиваться эта область, имплантация митральных клапанов, катетерная имплантация, минимально-инвазивная имплантация. Кроме того, наш центр уникален даже в Германии. Это некоммерческий фонд, независимый от государства и спонсоров. Центр управляется советом директоров-заведующих отделений и подотчетен попечительскому совету. Поэтому заработанное мы можем вкладывать в оборудование, в людей, в обучение персонала и технологии. Таких возможностей в Германии и России нет ни у одной кардиологической клиники. К тому же в России другая система финансирования. Если в Германии страховая компания оплачивает каждого пациента отдельно, то в России больница получает определенный бюджет, и на каждого «высокотехнологичного» пациента, как при операции шунтирования, поступает определенная сумма. А пациенты с осложнениями выходят за рамки такого бюджета. В Германии же, если операция оправдана с медицинской точки зрения, то будет оплачена независимо от размера счета.

DHZB
Профессор др. мед. Фолькмар Фальк © DHZB Berlin, Fotograf Kai Abresch

Ольга Штыркина, 007-berlin: Каким уникальным оборудованием обладает DHZB?

Евгений Потапов: Уникальность нашего центра – это люди, их головы и руки. Потому что аппаратуру и катетеры может купить любая клиника. Хотя наше оснащение и на порядок вше, чем во многих других клиниках Германии. Преимущество нашего центра – специалисты и неограниченные возможности в том, что касается новых технологий, если они разумные и помогают людям.

DHZB
Операционная в DHZB © Ольга Штыркина / 007-berlin

Ольга Штыркина, 007-berlin: Какие операции и методики в DHZB являются уникальными?

Евгений Потапов: Уникальных операций много, их проводят многие мои коллеги. Например, установка новых клапанов с помощью катетерной технологии, которые имплантируются в уже отслужившие свое искусственные клапаны. Это и имплантация уникальных, индивидуально сконструированных стентов при заболеваниях аорты. Я специализируюсь на имплантации искусственного сердца и механической подддержке кровообращения. Если сердце восстанавливает свою работу, что, к сожалению, пока еще большая редкость, искусственную поддержку можно убрать, и для этого многие клиники присылают пациентов к нам. Это долгая и сложная операция. Но у меня в руках титановая „пробка“, которая была разработана в нашей клинике и уже пять лет применяется по всему миру. По сути это система для минимально-инвазивного удаления систем механической поддержки кровообращения. С ее помощью возможно избежать большой операции и использования аппарата искусственного кровообращения. Другой пример – недавно я проводил операцию у пациента, у которого система поддержки кровообращения закупорилась тромбом. Я его удалил с помощью специального катетера. Альтернативой была многочасовая операция с аппаратом искусственного обращения, с заменой насоса и большими рисками. Такого не делал никто, некоторые этапы – да, но не всю процедуру с помощью защитного катетера. Недавно пациентке с анорексией и врожденным пороком сердца, которое было уже несколько раз прооперировано и просто перестало работать, я установил двухжелудочковую поддержку кровообращения с помощью двух небольших имплантируемых насосов. Технически операция была очень сложной, потому что с самого начала ее сердце развивалось неправильно. Нашей команде впервые в мире удалась такая операция, и больная была выписана домой.

DHZB
Операционная в DHZB © Ольга Штыркина / 007-berlin

Ольга Штыркина, 007-berlin: Вы работаете в DHZB с 1997 года. Сколько операций на сердце вы проводите в год?

Евгений Потапов: Я не веду специального учета. Наверное, порядка трехсот – каждый день, а то и два раза в день. Во всей клинике делается до 6 тысяч различных операций – на сердце, крупных сосудах, по установке стентов в аорту, лечению аритмии, пересадке легких... Более 600 операций проводятся в отделении лечения врожденных пороков сердца, а также около 600 катетерных процедур. Мы охватываем весь спектр сердечно-сосудистой и торакальной хирургии у пациентов любого возраста. В нашем кардиологическом отделении проводится около 2500 катетерных процедур, включая стентирование сердца и периферических сосудов.

DHZB
Доктор медицины, приват-доцент, старший врач-кардиохирург Евгений Потапов с трехмерной камерой для проведения минимально-инвазивных операций на клапанах сердца © Ольга Штыркина / 007-berlin

Ольга Штыркина, 007-berlin: Как строится реабилитационный период и дальнейшая жизнь пациента после проведения операции на сердце?

Евгений Потапов: В России и Германии разное понимание того, что такое реабилитация. Пациенты из России думают, что она начинается на второй день после операции. Мы же называем это послеоперационный период. Мы посылаем пациента в другие реабилитационые центры через две недели после операции. Но если назвать это ранним и поздним послеоперационным периодом, то в первом огромное значение имеет слаженная работа среднего медперсонала. Все работают по стандартным программам, и языковой барьер не препятствие: медсестры знают, что у пациента болит после операции и что ему нужно. В отделении есть переводчик, который всегда поможет. В позднем послеоперационном периоде пациенты заняты по 8 часов в день. Это процедуры, тренировки, обследования. С ними работают, и это очень важно. В России практически нет реабилитации именно после кардиохирургии, там другой подход. Ведь это не просто пациент с больным сердцем, хоть и вылеченным или подлеченным. После операции у одного разрезана грудина, и ему нельзя определенные упражнения, у другого разрез между ребер, у него все по-другому болит и затронуты другие группы мышц, котоыре надо разрабатывать. Комплексный подход к восстановлению у нас очень развит.

DHZB
Доктор медицины, приват-доцент, старший врач-кардиохирург Евгений Потапов на фоне системы биплановой ангиографии в гибридной операционной © Ольга Штыркина / 007-berlin

Ольга Штыркина, 007-berlin: Как отличается политика в отношении общения пациентов с родными, допуском к тяжелым больным? Что представляет собой частное отделение DHZB?

Евгений Потапов: Все родственники имеют право находится с пациентом сколько и когда они хотят, даже в отделении интенсивной терапии. Есть частное отделение «Андалусия» для пациентов, которые выбирают вип-вариант и хотят, чтобы их оперировал профессор Фальк лично. В нем только одноместные палаты, а отделение находится рядом с Олимпийским стадионом. Там работают наши сотрудники, профессор Фальк приезжает и делает обход. Все больные оперируются в центральном корпусе DHZB, а в частное отделение их перводят на третий-четвертый день после операции.

Ольга Штыркина, 007-berlin: Поддерживаете ли вы контакт с бывшими пациентами?

Евгений Потапов: Да, постоянно. Они пишут и приезжают на обследование, тем более, что первое обследование после операции бесплатное. С кем-то возникают дружеские отношения. Но по телефону и электронной почте я стараюсь не лечить – это очень сложно. Ведь даже для того, чтобы отменить медикамент или поменять дозу, нужно много обследований. Но если это острый случай, когда нет другой возможности провести консультацию, то я общаюсь и с пациентом, и с лечащим врачом. А так мое письмо сводится к одной фразе – приезжайте на обследование, на месте разберемся.

Беседовала Ольга Штыркина.

DHZB
DHZB © DHZB Berlin, Fotograf Kai Abresch

Подробней о Немецком кардиологическом центре в Берлине (DHZB) ...>>>

Адрес:
Deutsches Herzzentrum Berlin
Augustenburger Platz 1
13353 Berlin
Телефон др. Потапова : +49 30 45932065 или +49 1621034983
Электронная почта: potapov@dhzb.de
www.dhzb.ru

Наши партнёры:

be berlin

 

 
webdesign www.ildarado.de © www.berlin-ru.net
www.berlin-ru.net Suchen Newsletter